Деревяницкий Воскресенский монастырь

  Н.Н. Кузьмина, Л.А. Секретарь

ДЕРЕВЯНИЦКИЙ ВОСКРЕСЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

(история строительства, архитектуры, реставрации)

 

В северных окрестностях Новгорода, при впадении в Волхов не­большой речки Деревяницы, сохранились два замечательных храма бывшего Воскресенского Деревяницкого монастыря: Воскресенский собор конца XVII—начала XVIII в. и церковь Успения с трапезной и колокольней первой четверти XVIII в. До начала реставрацион­ных работ в 1964 г. эти памятники русского зодчества оставались вне поля зрения современных исследователей, так же как и много­вековая история монастыря.

В трудах известных дореволюционных исследователей Амвросия и Макария содержатся краткие исторические справки о монастыре, которые не утратили своего значения до настоящего времени, хотя осмысление авторами некоторых фактов представляется ошибоч­ным.1 Ценным документальным источником по изучению истории монастыря является свод летописных сведений и архивных материалов, опубликованный в 1911 г. П. Ф. Кадыкиным и И. А. Шляп­киным.

Большой комплекс научно-исследовательских, проектных и восстановительно-реставрационных работ, осуществленный в 1964 - 1965 гг.. вместе с привлечением как известных ранее, так и неопубликованных архивных документов, позволили на новом уровне осмыслить эволюцию архитектурного ансамбля монастыря, историю строительства отдельных его построек, определить архитектурно-художественную ценность дошедших до нас архитектурных памят­ников. После реставрации они предстали почти в первозданной красоте.

Впервые в новгородских летописях Деревяницкий монастырь упоминается под 1335 г. в связи со строительством в нем по велению архиепископа Моисея каменного храма в честь Воскресения Хрис­това.4 Моисей основал монастырь «на Деревяницы» и построил в «нем» кроме Воскресенской церкви, еще один каменный храм в честь Успения Богородицы, о чем свидетельствует сообщение второй новгородской летописи. Этот факт, оставшийся незамеченным ни­кем из исследователей, подтверждается еще двумя документами.

К 1414 г. относится летописное сообщение о пожаре в монастыре, во время которого «церковь камена святая Богородица огоре». Опись Новгорода 1617 г. также называет каменный храм «Успение Пречистые Богородицы».7

Таким образом, первоначальный монастырский комплекс вклю­чал два каменных храма. Воскресенская церковь вскоре после стро­ительства, в 1348 г., была расписана повелением архиепископа Ва­силия. 8

Деревяницкий монастырь был тесно связан с Домом Св. Софии, Здесь жили ушедшие на покои архиепископы. Владычные кельи упо­минаются в летописях под 1414 г.: «Погореша в монастыри на Деревянице владычне хоромы...».9 В каменной паперти Воскресенского храма были похоронены жившие в монастыре владыки: Алексий (ушел «со владычества» в 1388, похоронен в 1389 г. и Иоанн (при­нял схиму в 1414 г., погребен в 1417 г.). При возведении нового  собора в XVII в. их мощи были перенесены в западную паперть. В 1421 г. «положен бысть на Деревяницы в монастыри» архиепископ Семион.12 Из Деревяницкого монастыря в 1424 г. был избран по жребию на владычную кафедру «владычен духовник» монах Омельян, нареченный Евфимием I Брадатым.13 Покровительствовал оби­тели и Евфимий II, подаривший в 1454 г. служебную минею.14 Связь монастыря с Владычным домом не прерывается и в XVI столетии. В 1553 г. в Деревяницах принял постриг «владычен сын боярский Василий Борисович Осенин».15 «Владычен огород» около монастыря упоминается в писцовой книге 1582 г.16

В конце XVI — начало ХVII вв. Деревяницкий монастырь владел двумя земельными вотчинами в Обонежской пятине и рыбными тонями на р. Волхов.

В связи с Ливонской войной и захватом Швецией территории Карелии в 1581 г. в Деревяницы по указу Ивана Грозного перевели братию Коневского монастыря.18 Второй раз монахи этого монастыря переселились в Деревяницы в 1610 г., во время шведского нашествия.19 Они привезли с собой чудотворную Коневскую икону Божьей Матери, которая находилась в Воскресенском соборе до 1799 г.

В начале XVII в. Деревяницкий монастырь был «разорен до основания по Описи 1617 г. оба каменных храма стояли без кровель, церковное имущество их было разграблено, кельи и ограда сожжены.22  К 1620 г. Воскресенскую церковь восстановили, освяти­ли и начали строительство келий.23 На протяжении XVII столетия монастырский ансамбль претерпел существенные изменения. После 1617 г. каменная Успенская цер­ковь более не упоминается. По-видимому, после шведского разоре­ния она не возобновлялась. Была построена только деревянная церковь в честь Николая Чудотворца с трапезной палатой. Извест­но, что она сгорела в пожаре 1663 г. и на ее месте в 1672 г. поста­вили новый одноименный храм.24 В 1693 г. митрополит Корнилий благословил игумена Маркела «с братею» на строительство деревянной   надвратной   церкви  во  имя   Богородицы  Одигитрии  Тихвин­ской.25

Архитектурный облик монастырского ансамбля, сложившийся к концу XVII в., представляется следующим образом. В центре стояли два храма: древний каменный, построенный в традициях Новгород­ской архитектуры республиканского времени, и деревянный, с при­мыкающей к нему трапезной палатой. Деревянными были и другие постройки, которые располагались внутри ограды: настоятельские и братские кельи, хозяйственные службы. Над святыми воротами возвышался деревянный храм.

С 1694 г. и всю первую треть XVIII в. в Деревяницах ведутся не­прерывные каменные строительные работы, результатом которых явилось полное обновление монастырского ансамбля. Начались работы с разборки в 1694 г. древнего каменного Воскресенского хра­ма. По благословению митрополита Корнилия в 1695 г. «царского Величества ближний боярин и воевода князь Борис Иванович Про­зоровский на  том же месте завел церковь великую и строил тое цер­ковь три лета из монастырской казны...».26 Возводили собор две ар­тели каменщиков. Одну возглавлял Фома Алексеев из Костромского уезда, вторую — Никита Киприянов из Ярославского уезда. Подрядный договор с ними был заключен в 1695г.

Подробное описание собора в подрядной записи позволило ав­тору выполнить его графическую реконструкцию и поставить в ти­пологический ряд с такими памятниками московского зодчества, как церкви Покрова в Филях, в селе Петровском — бывшей вотчине П. И. Прозоровского, в селе Зюзине под Москвой, Спаса в Уборах.27 Это была высотная трехъярусная постройка в стиле московского барокко. Такой тип храмов получил распространение в рус­ской архитектуре с конца XVII в. На четвериковом основании, окруженном с трех сторон папертью и «палатками», возвышались два уменьшающихся восьмерика и восьмигранный глухой барабан, увенчанный главкой. Это грандиозное сооружение можно связать с затеей Б. И. Прозоровского обновить, осовременить древние новго­родские ансамбли, привести их в соответствие с требованиями но­вого времени, с традициями западноевропейского барокко.29

В 1697 г. внезапно уже завершенная постройка «разрушилась до основания». О трехлетнем строительстве собора и о разрушении его как о «великой беде» пишет игумен Деревяницкого монастыря Антоний в памятной записке.30

Причиной внезапного обрушения здания послужила, вероятно, необычность и сложность конструктивного решения, малознакомого или вовсе незнакомого костромским и ярославским мастерам. Этот факт не был известен исследователям до начала реставрационных работ, а несоответствие облика существующего храма с описанием в подрядном договоре никак не объяснялось. При натурных иссле­дованиях в кладке стен были обнаружены вторично использованные профилированные кирпичи XVII в. со следами побелки. Это значит, что строительство собора было завершено и декор облевкашен.

На месте рухнувшего храма «по благословению» митрополита Иова с апреля 1698 г. по сентябрь 1698 г. возводится основной объем сохранившегося до настоящего времени большого собора. Довести свои замысел до конца в 1699 г. строителям не удалось из-за недостатка средств. В 1700 г. игумен Антоний «с братьею» обратились с челобитной к митрополиту Иову «...пожаловать их благословити об около тре соборныя церкве з дву сторон по старому основа­нию построить две церкве с южной стороны во имя Иоанна Предтечи, а с сиверной стороны во имя Николая Чудотворца да па­перть каменная».31 Выражение «по старому основанию» позволяет заключить, что фундамент всего здания с приделами и папертью был заложен в первый строительный этап 1697—1699 гг. В соответствии с авторским замыслом они были сооружены в первые годы XVIII в. Из-за недостатка средств и необустройства интерьера приделы дол­гое время стояли «праздны».32

Активным строительным периодом в монастыре, связанным с де­ятельностью архимандрита Иоанникия (1717—1734 гг.), явились 1720—1730-е годы. По сведениям Амвросия, к 1725 г. было завершено строительство трапезной палаты с церковью Успения божьей ма­тери и колокольней. Но Амвросий и авторы монастырских описей XIX в. связывают с Иоанникием лишь сооружение колокольни над трапезной, что дает возможность предполагать, что возведение цер­кви с трапезной началось ранее — до 1717 г., когда игуменом мо­настыря стал Иоанникий. Более ранним временем позволяет дати­ровать эту постройку и ее стилистическая близость с приделами Воскресенского собора.

В 1729 г. был заключен подрядный договор с крестьянином Костромского уезда Савой Павловым «с товарищи» на строительство без всякого отлагательства и отговорки... самым добрым майстерством» каменных братских келий.34 В качестве образца для архитектурного оформления фасадов рустами в договоре названа незадолго до этого выстроенная колокольня при трапезной палате. Работы предполагалось вести «по их, архимандрита с братиею, показанию и данного чертежу». При архимандрите Иоанникии были возведены и каменные двухэтажные настоятельские кельи. Неопубликованная ранее опись 1764 г. из коллекции И.А. Шляпкина позволяет в полной мере представить сложившийся к тому времени монастырский комплекс. Три храма, два каменных в центре монастыре с колокольней и одна деревянная надвратная церковь, построенная к 1764 г. на месте сгоревшей, составляли полностью обновленный треугольник архитектурных вертикалей, создававших неповторимый раз монастырского ансамбля.36 К западу от Воскресенского собора располагались настоятельские кельи, в северной линии застройки стояли два братских корпуса.37 Остальные постройки были деревянными. Внутри монастырской ограды находились поварня, квасоварня, солодовня, сушило, амбары, кузница, две бани. Два сада с яблонями и вишнями дополняли живописный облик монастыря. За пределами рубленной в тарасы ограды с шестью вишнями располагался комплекс хозяйственных строений: конюший и коровий дворы,
гумно с ригой, амбар, две ветряные мельницы «российского строения».38 Изменения конца XVIII — XIX в. были не столь существенными чтобы кардинально изменить архитектурный облик монастырского — первой половины XVIII в. Над братскими кельями в конце ХVIII в. были надстроены деревянные этажи, которые в 1739 г. заменили каменными. В 1797 г. деревянную ограду сменила каменная с четырьмя угловыми башнями и тремя въездными воротами. Тогда же была разобрана деревянная надвратная церковь. В 1830 г. ограда была частично заменена и перенесена к северу.41

После преобразования в 1875 г. мужского монастыря в женский в береговой западной линии было возведено трехэтажное каменное здание женского епархиального училища. Здание это существует и в настоящее время.42 На территории хозяйственного двора находилась деревянная двухэтажная образцовая школа.

В 1920 г. монастырь был упразднен. Начиная с этого времени монастырские постройки постепенно ветшают, некоторые из них вовсе разбираются. В годы Великой Отечественной войны после оккупации Новгорода на сев.-вост. главе Воскресенского собора фашисты устроили наблюдательный пункт. В ходе боевых действий храмы монастыря получили серьезные повреждения, были уничтожены покрытия, в стенах образовались многочисленные трещины, снарядами повреждены центральный свод и стены собора. Обследование, произведенное перед началом реставрационных работ в 1964 г., выявило их аварийное состояние.

В Воскресенском соборе, почти не изменившем свой облик за триста лет существования, были утрачены барабаны и главы приле­тов, кровля, часть стен и сводов. Особенно пострадала южная часть паперти и приделы.

Собор, реставрированный в 1965—1973 гг., представляет собой грандиозную по своим; размерам постройку. К основному кубиче­скому пятиглавому объему с пониженной и выдвинутой восточной частью примыкает пятигранная апсида. С трех сторон основной объем окружен невысокой папертью — галереей и двумя одногла­выми безапсидными приделами, которые замыкают паперть с вос­тока.

Объемная композиция собора строго симметрична относительно продольной оси. Наружные стены папертей, приделов и алтарной части собора вписываются в прямоугольник, близкий к квадрату, однако основной объем собора с четырехскатной кровлей несколько вытянут с востока на запад.43

Собор выглядит нарядным и праздничным благодаря богатству своего фасадного убранства, выполненного из резного кирпича. Многопрофильные карнизы, междуэтажные и цокольные тяги, наличники окон и порталов и другие элементы декора выполнены из разных типов профилированных кирпичей. Их около 50. Это валики, полувалики, полочки, гуськи с полочкой, шары, балясинки, бусины, верёвочки, халы, ромбики, треугольные и круглые выступы, розан­чики и т. п. Все пни отличаются изяществом, тонкостью прорисовки и мастерством исполнения. Можно без преувеличения сказать, что такого качества декора из резного фигурного кирпича нет ни на одном памятнике Новгорода, нарядный орлик постройки дополняла живопись в нишах завер­шения собора и яркая раскраска архивольтов и наличников на белом фоне стены.

Три наружных входа, расположенных по одной оси с тремя внут­ренними порталами собора, ведут в здание с трех сторон. Невысокая паперть разделена внутренними стенами на пять сводчатых помеще­ний. Северная, южная и западная части паперти соединяются между собой узкими сводчатыми проходами у стен собора. Комнаты, рас­положенные в юго-западном и северо-западном углах паперти и приделы с востока от нее первоначально отапливались. Остатки дымо­вых каналов и ниши-дымосборники сохранились там до наших дней. Паперти соединяются с приделами арочными растесанными позднее проемами.

В интерьере основного объема обращает на себя внимание свод­чатое перекрытие, опирающееся на два поставленных в центре по оси север—юг столба. Чтобы не повторилось обрушение собора  мастера армировали кладку столбов, а в кладке восточной стены над предалтарными проемами выложили мощную разгрузочную арку. 

Основной объем укрепили пятью ярусами металлических связей. От столбов на восточную и западную стены перекинуты мощные под-пружные арки, поддерживающие лотковые своды с прямоугольными отверстиями в них для световых барабанов. Переход от прямоуголь­ника к восьмигранному сечению барабанов осуществляется с помо­щью тромпов. Центральный барабан расположен по оси столбов.

В интерьере основного объема собора и в алтарной части имеются следы живописи XVIII в. на тонком слое левкаса. Она не сплошь покрывала поверхность, а располагалась в простенках меж­ду окнами, на притолоках и арках оконных и дверных проемов. Основная гладь стены оставалась белой. Живопись не реставрирована.

Иконостас был установлен вплотную к восточной стене основно­го объема.

Судя по местоположению центрального барабана на сводах хра­мовой постройки. Воскресенский собор в Деревяницах относится к довольно редкому на Руси и единственному в Новгороде типу храма с «чистым двустолпием» — когда центральный барабан располага­ется по оси подкупольных столпов.

Первый   по   времени   известный   нам   памятник   с   «чистым» двустолпием — собор Благовещения в Сольвычегодске (60-е годы XVI в.).45

Несмотря на типологическое сходство, Воскресенский собор от­личается от Благовещенского сольвычегодского храма вытянутостью по продольной оси (а не с севера на юг), отсутствием подпружных арок, перекинутых со столбов на северную и южную стены.

Воскресенский собор, кроме двустолпия, имеет еще целый ряд ар­хитектурных и конструктивных особенностей, которые придают ему неповторимость и своеобразие.

Геометрически четкое построение плана всего собора, строгая симметрия архитектурных форм основного объема позволяют пред­полагать наличие архитектурного чертежа, которым пользовались мастера-строители.

Монументальная объемно-пространственная композиция Деревяницкого собора сочетается с необыкновенно изящным, мастерски выполненным кружевным декором из резного кирпича, аналогии ко­торому можно найти в памятниках Каргополья XVII в. (Благове­щенский и Рождественский соборы).46

Для Воскресенского собора характерно органичное слияние тра­диций архитектуры XVII в. с нововведениями, объясняющимися влиянием западноевропейского барокко. Это граненая форма алтарного выступа и барабанов со сложными профилированными карнизами, раннепетровская форма наличников основного объема, выступаю­щих из плоскости стены и обрамляющих прямоугольные проемы окон. Наличники имеют пышные навершия в виде изогнутых много­профильных сандриков с выемкой в центре, заполненной декоратив­ной башенкой с шармом. Они выполнены в едином стилистическом ключе в традициях московского барокко. Их форма как бы задана «архитекторским» чертежом, от которого мастера не отступают.

При украшении западной паперти мастера как будто раскрепо­щаются и, почувствовав полную творческую свободу, создают удивительные по красоте наличники, каждый на особую стать: то в виде затейливого жгута, обвивающего проем с перемычкой в виде двой­ных арочек с подвеской, то в форме сложной прямоугольной рамы из балясин.

Северная и южная паперти, а также приделы выстроены, вероят­но, другой артелью мастеров. Архитектурное оформление их не от­личается такой виртуозностью, более традиционно и обнаруживает стилистическое сходство с расположенной рядом Успенской церко­вью.

Таким образом, Воскресенский собор являлся, как и другие постройки XVII в. продуктом коллективного творчества: заказчика, диктующего   основные   характеристики   постройки,   талантливого (зодчего — автора проектного чертежа и нескольких артелей (каменщиков, плотников, живописцев), возглавляемых опытными специлистами. 

Очевидно, что строили этот памятник приезжие мастера, скорее всего, из разных регионов. Возможно, в его строительстве вновь принимали участие Фома Алексеев и Никита Киприянов «с товари­щи»— создатели первого, обрушившегося храма 1695—1697 гг., так как в случае доказательства вины подрядчика в обрушении они должны были, согласно подрядному договору, переделать все стро­ение за свой счет. Какие-то работы (к примеру, плотницкие) могли исполнить и местные мастера.

Можно согласиться с Амвросием, что датой окончания стро­ительства второй монастырской постройки — церкви Успения с тра­пезной и колокольней — является 1725 г.47 Однако, натурными иссле­дованиями установлено, что трапезная какое-то время существовала без колокольни, а ее западный фасад завершался фронтоном, и, та­ким образом, возведение колокольни первоначально не предполага­лось. Строительство церкви с трапезной, скорее всего, длилось не один год. Возможно, ее заложили в начале XVIII в., вскоре после сооружения приделов и паперти Воскресенского собора.

За время существования памятник претерпел значительные изме­нения. В 1795—1797 гг. над стенами церкви был надстроен большой Деревянный восьмерик с куполом, барабаном, и главкой, который просуществовал до начала XX в.48

В XIX в. первоначальное шатровое завершение колокольни было заменено на граненый купол с шейкой и главкой, плавно переходя щей в шпиль. В церкви надложены стены и устроены новые карнизы, заменена кровля и растесаны почти все оконные и дверные проемы, переделан второй этаж апсиды. В трапезной также растесаны про­емы. После разрушений, полученных в 1941 —1964 гг., безглавую, без крыш постройку с пробоинами в стенах и сводах даже предпо­лагалось разобрать.

Реставрационные работы 1964—1965 гг. хоть и проведены были не в полном объеме из-за нехватки средств всё же позволили при­близить архитектурный облик памятника к первоначальному виду. Этому способствовало то, что основные формы сооружения (стены, своды) сохранились подлинные.49

Церковь представляет собой одноглавую бесстолпную постройку с мощной полукруглой апсидой, равной ширине ее восточной стены. Своды разделяют ее на два этажа — церковь и подмерковье под ко­торым располагается подвал. Фасады церкви завершаются щип­цами.

Двухэтажный объем трапезной (16,5 х 26,4 м) разделен внутренней стеной на две части: восточную, квадратную в плане с одностолпными палатами на обоих этажах, и западную, так назы­ваемые «сени». Одностолпная палата на втором этаже ис­пользовалась как обеденный зал, а на первом этаже размещались кухня и хозяйственные службы. Поднимались в древности на второй  Этаж по деревянным крыльцам с северной и южной сторон «сеней». Сообщение между этажами осуществлялось по внутристенным лест­ницам. Интересно, что размеры одностолпной палаты (12,3 х 12,7 м) одинаковы с трапезными Духова и Воскресенского на Красном поле монастырей, построенными в XVI в. В стенах первого этажа палаты сохранились ниши — дымосборники и первоначальные дымовые ка­налы. В стенах сеней, палат, подцерковья имеются многочисленные нишки и аркасолии. Палата первого этажа никогда не была ошту­катурена. Частично сохранившийся тонкий слой штукатурки с до­бавлением волокон льна обнаружен на фасадах и внутри здания на стенах и сводах второго этажа.

Фасады церкви и трапезной по вертикали разделены плоскими лопатками. Междуэтажная профилированная тяга из трех членений (полочка, валик, полочка), типичная для XVI—XVII вв., опоясывает все здание. Лопатки, расположенные в центре фасадов церкви и разделяющие их на два прясла, обрываются над оконными проемами первого яруса второго этажа. На лопатки опираются сдво­енные килевидные трехуступчатые. арочки с подвесками, над кото­рыми в центре фронтона расположен типичный для новгородской средневековой архитектуры декор из двух рядов поребрика и бегунца между ними. Подобный прием архитектурного оформления фрон­тона использован на северном фасаде северного придела Деревяницкого собора.

Основным элементом фасадной декорации трапезной и церкви является наличники окон второго этажа из полуколонок с бусинами и криволинейными килевидными кокошниками, довольно широко распространенные в новгородских постройках XVII в. (Никитский корпус, домик при Звоннице в Кремле, западная паперть церкви Фе­дора Стратилата на Ручье, Никольский собор Вяжищского монас­тыря, паперть Воскресенского собора в Деревяницах и др.).

В объемно-пространственной композиции памятника, устройстве одностолпных палат, внутристенных лестниц, деревянных крылец, глубоких проемов в уровне первого этажа, выявляющих толщу стен, сдержанности декора, четко читающегося на гладкой поверхности фасадов, чувствуется архаичность и приверженность к архитектур­ным традициям XVI—XVII вв.

Надстроенная несколькими годами позже колокольня решена в совершенно иной стилистической манере отвечающей новым веяни­ям времени. Колокольня представляет собой высокую пятиярусную постройку, причем три нижних яруса — квадратные в плане, два верхних — восьмигранные. Углы четвериков, восьмериков и келий третьего яруса акцентированы рустованными лопатками. Оконные проемы прямоугольной формы обрамлены профилированной «рам­кой». Ниже яруса звона располагается аркатурный пояс из тройных арок.

Устремленный ввысь, богато украшенный объем колокольни с высоким фигурным завершением уравновешивает статичный объём  трапезной, придает выразительность всему ансамблю Деревяницкого монастыря.

Обе сохранившиеся постройки являются интересными сооруже­ниями переходного времени. В Воскресенском соборе новые архитектурные веяния органично соединились с обращенным в прошлое (XVI—XVII вв.) объемно-пространственным решением. Но при этом традиционная композиция кубического двухстолпного пятиглавого собора с обходной галереей и симметричными приделами получила неожиданное развитие и новаторское воплощение. В сложной ком­позиционной схеме второго памятника решенные в нарочито арха­изированных формах церковь с трапезной и в духе нового времени трактованная колокольня составили неповторимое контрастное еди­нение.

 

СНОСКИ.

1 Амвросий. История Российской иерархии. М., 1812. Ч. 4. С 16—27: Макарий. ар.\и.\1. Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях. М.. 1860. Ч. 1. С. 623—626.

2. Кадыкин П Ф , Шляпкин И. А. Летопись и акты Новгородского Воскресенского монастыря. СПб., 1911. В архиве СПбФ ИРИ РАН хранится коллекция неопублико­ванных материалов из монастырского архива, собранная И А Шляпкиным (Ф. 154 Оп. I).

3. Автор проектов реставрации и научный руководитель, реставрационных работ —архитектор НСНРПМ Н. Н. Кузьмина. В архитектурно-археологических исследованиях и обмерах принимали участие: Н. Н   Кузьмина, Г. П. Никольская. П. И. Анисимова. Реставрацию декора Воскресенского собора искусно выполнит Ю  И   Марков

4. НПЛ. С. 346.

5. НЛ. СПб.. 1879 С   136.

6. НПЛ  С. 404: ПСРЛ. Т, 16. С   162.

7. Опись Новгорода 1617 года//Памятники отечественной истории. М.. 1984. Вып 3. Ч, 1. С. 114. Противоречит приведенным сведениям свидетельство Амвросия со ссылкой на опись 1583 г. о том. что в монастыре в то время существовали две церкви: каменная Воскресенская и деревянная Николая Чудотворца с трапезной. Если опись была верно прочтена и интерпретирована Амвросием, остается непонятным, почему в описи не названа церковь Успения Существование деревянной церкви Николая Чудо­творца подтверждает челобитная монахов 1610 г., в которой названы три храма: Вос­кресения Христова, Успения Богородицы и «великого чюдотворца Николы» (см.: Ка-<>ыкин П.. Ш.тяпкин И А Летопись и акты... С. 20). Возможно, она существовала как-придельная.НЛ. С. 361: ПСРЛ. Т. 16. С. 79.

8.      НЛ. С. 404. 10 Там же. С. 381. 383, 405, 407: ПСРЛ. Т. 16. С. 132. 161 — 162. 164.

9.     

10.  --

11.  В  начале XX в. две могилы с захоронениями архиепископов обследовал профессор И. А. Шляпкин. Одна оказалась разграбленной. Сохранившаяся гробница представляла собой «дубовую долбленую домовину», выкрашенную по бортам красной краской. Погребенный был одет в длинную схиму из крученой белой ткани, которая от времени стала коричнево-серой. Шляпкин предположил, что это захоронение архиепископа Иоанна (Архив ИЙМК РАН. Ф. 51. Д. 70).

12.  ПСРЛ. Т. 30. С. 166.

13.  Там же. С. 199.

14.  Кадыкин П. Ф, Шляпкин И. А. Летопись и акты..  С. 7.

15.  Новгородские летописи. С. 86.

16.  Неволин К. Л.  О  пятинах  и  погостах  новгородских в  XVI веке.  СПб.,   1853.
С. 134

17.  Там же. С 134—139. Вотчины находились в Андреевском. Грузинском и Деревяницком погостах.

18.  Кадыкин П. Ф.. Шляпкин И. А. Летопись и акты... С. 17—19.

19.  Там же. С  23.

20.  Амвросий. История Российской иерархии. С. 18.

21.  Кадыкин П  Ф. Шляпкин И. А. Летопись и акты... С. 30.

22.  Опись Новгорода 1617 года. С. 114

23.  Кадыкин П Ф., Шляпкин И. А, Летопись и акты... С. 32—33.

24.  Там же  С  59: Макарий, архим. Археологическое описание... С. 624.

25  Кадыкич П  Ф., Шляпкин И  А. Летопись и акты.. С   117. -ь ОПИ НГМ  Ф. 12. Оп. 1. Д. 145 Л   I.

27 Там же. Д.  141. Л.  I. В подрядном договоре содержится следующее описание постройки: «...в паперти в вышину от мосту до замку три сажени, в о.тгаре и в полатках против же сводов, а своды в папертях, и в полатках. и в выпусках свести коробовые. а ис столпа в столп перемычки, а на столпах зделать четверик в вышину три сажени. в трех стенах по два окна осмогранных, в вышину окно по полусажени, поперег по сажени, решетки ставить; а на том четверики зделать осмерик в вышину шесть сажен и свод свести осмеровой глухой, и в том осмерики и четверики зделать в стене вверх ход. где доведетца, в том же осмерики зделать восмь окон, в вышину окно по две сажени, поперег по сажени, а на том осмерики зделать другой осмерик в вышину три сажени, в гранях окна, вышина и ширина каковы понадобятца: а на том осмерики свод, а на своде шея осмогранная полая, в вышину две сажени, свод чашкою, а в гранях окна глухие, а все те вышеписанные сажени трех аршинные, а у паперти с трех сторон вы­ пуски пяти гранные. в них двери и окна по старому основанию, где какие заведены доделат и решетки готовые вставит, а перед выпусками и перед полатками к дверям приступы зделат с степенми, длина и ширина каковы понадобятца. а как по старому основанию олтарные и полаточные и папертные окна и стены изровняютиа. Положит крутом всего основания церковного связи дубовые, а железные класть, где понадобятца. а в о.тгаре. и в церкви, и в полатках. и в паперти, и в выпусках намости кирпичем сызвестью, а из паперти в церков с трех сторон по три степени из церкви в олтарь три ...».

28 Ильин М. А. Каменное зодчество конца XVII в. // История русского искусства М., 1959. С. 247, 249. 259, 261.

29. В конце XVII—начале XVIII в. в Детинце были реконструированы: Воеводский и Пушечный дворы. Пречистенская башня, через Волхов был выстроен новый частично каменный мост. На Торговой стороне сооружен каменный Гостиный двор и перестроен Посольский двор. Работы велись по чертежам и сметным расчетам московских зодчих Семена Ефимова и Гурия Вахромеева. Для строительства были привлечены артели мастеров  во  главе  с  подрядчиками  Сергеем   Билибиным  из  Ярославского уезда  и стрельцом   Московского   приказа  Семеном   Потаповым  (см.:   Новгород  Великий   в XVII в.: Документы по истории градостроительства. М.. 1986. Ч. 2. С  247. 258. 269).

30. ОПИ НГМ   Ф. 12. Оп   I. Д. 145 Л. 1 — 1 об.

31. Там же, Д. 161. Л. I.

32. Архив СПбФ ИРИ РАН. Ф. 154. Оп. 1; Д. 592. 1739. Л. 1   В церковной ведо­мости упоминаются два неосвященных придела. Южный придел был впервые освяшенв  1756 г. Для него в  1745 г. была изготовлена резная рака иконостаса (см.: ГАНО. Ф. 480. Оп. I. Д. 975.  1756. Л. 348: Архив СПбФ ИРИ РАН. Ф   154. Оп. 1. Д. 615). Высказанное Амвросием мнение о том. что южный придел построен в 1797 г., а север­ный — в 1805 г., является ошибочным. Это даты перестроек приделов и их освящения
(см.: Амвросий. История Российской иерархии. Ч  4 С. 16—19)

33        Амвросий. История Российской иерархии. Ч. 4. С. 18.

34        Архив СП6Ф ИРИ РАН. Ф. 154. Оп. I. Д. 577. Л. 1 — 1 об.

35        Амвросий. История Российской иерархии. Ч. 4. С. 18.

36.         Архив СПбФ ИРИ РАН. Ф. 154. Оп. I  Д. 615. Л. 9—9 об.

37        ОПИ НГМ. Д. 12087 (листы не пронумерованы).

38        Архив СПбФ ИРИ РАН. Ф. 154. Оп.'|. Д. 615. Л. 9 об —11. Мельницами «российского строения» назывались столбовки, в которых клеть с мельничным устройствомвращалась вокруг столба.

39        ОПИ НГМ. Д. 12087.

40        Амвросий. История Российской иерархии. Ч. 4. С. 18.

41        РАНО. Ф. 480.  Оп.   1. Д.  2839. Л. 6—7 об.:  РГИА.  Ф. 796. Оп. 112. Д 718. Л. 2-4.

42        ОПИ НГМ Д. 12087.

43        Кузьмина Н. Н. Отчет об исследовании и реставрации памятника архитектуры 1698—1700 гг. Воскресенского собора Деревяницкого монастыря в Новгороде (1965—1973) (Архив НФИ Спецпроектреставрация». № Р-945, 1975 г.).

44        Известно,   что  в  Воскресенской  церкви  существовал  резной   многоярусный иконостас. Дата его устройства точно неизвестна. Сохранился подрядный договор 1740 г. с резчиком Валдайского Иверского монастыря Гаврилой Малявкиным, который должен был дополнить иконостас резными фигурами: над изготовленными незадолго до этого царскими вратами установить фигуры архангелов Михаила и Гавриила, а над праздничным рядом икон — шесть херувимов.  Кроме того, Малявкин должен был изготовить резную сень над престолом (см.: Архив СПбФ ИРИ РАН. Ф. 154. Оп. I.
Д. 596. Л. 1—2 об.).

45        Выголов В. П. Архитектура Благовещенского собора в Сольвычегодске // Архив архитектуры. М., 1992. Вып. I. С. 76—101.

46        Гунн Г. П. Каргополье-Онега. М.. 1974. С. 18, 21—23.

47        Амвросий. История Российской иерархии. Ч. 4. С. 18.

48        РГИА. Ф. 796. Оп. 112. Д. 718. Л. 2; РАНО. Ф. 480. Оп. 1. Д. 2839. Л. 6—7 об.

49        Кузьмина Н. Н. Отчет об исследовании, восстановлении с частичной реставрацией и приспособлением памятника 1725 г. церкви Успения с трапезной Деревяницкого монастыря (1964—1965 гг.) (Архив ЛФИ «Спецпроектреставрация». Р-895). Общие габариты памятника— 16,5 * 38,5 м. Высота стен трапезной — 8.3, церкви—14,5 м, колокольни — 24,5 м. Толщина стен трапезной в уровне первого этажа — 2м, второго — 1,7 м.