Сметанинская мыза. История
Школьный виртуальный музей
«Колумбы родной земли»

 

Сметанинская мыза. История

СМЕТАНИНСКАЯ МЫЗА (МЫЗА БОРИСОВО)

 

С. Рахманинов и Деревяницкая земля

 

      Говоря о связях композитора Сергея Рахманинова с Новгородчиной, в первую очередь вспоминают имение Онег. И это справедливо: здесь он провел годы раннего детства, начал заниматься музыкой. Мотивы, навеянные воспоминаниями о тех счастливых временах, слышатся в некоторых произведениях композитора, самое пронзительное из которых — романс «И у меня был край родной».

      Но есть еще одно место, совсем рядом с Новгородом, также сыгравшее значительную роль в жизни Сергея Рахманинова — имение Борисово, известное   новгородцам как Сметанинская мыза, поиск которого в свое время напоминал настоящий детектив.

 

Таинственное имение

      Борисово часто проскальзывает в воспоминаниях композитора как место летнего отдыха в годы учебы в Санкт-Петербургской консерватории — самый замечательный период его детства. «Небольшое имение» бабушка Сергея Васильевича Софья Александровна Бутакова купила специально, чтобы внук мог поправить здоровье после тяжелых петербургских зим. Ведь он, его брат и сестра с трудом выкарабкались из дифтерии, которая унесла жизнь их сестры Софии.

     Однако, долгое время рахманиноведам было неизвестно месторасположение Борисова, в воспоминаниях фигурировало лишь «недалеко от Новгорода». Это и подвигло директора Музея композиторов-земляков Валерия Васильевича Демидова в 1990-е годы заняться поисками. Выяснилось, что в паре верст от Онега существовало село Борисово, однако к нему трудно применить понятие «недалеко» – по тем временам день пути. Поговаривали и про другое Борисово — в районе нынешних Деревяниц. И вот тут-то вышла загвоздка:

     – Я обошел деревяницкие дворы, побеседовал со всеми старожилами, был в паспортном столе, но никто и слыхом не слыхивал ни про какое Борисово, не нашел я его и на довоенных картах, – рассказывает Валерий Васильевич.

Так бы и осталось это загадкой, но в 1994 году в областной архив пришло письмо из Запорожья от некой Елены Ивановны Булыгиной. Дочь новгородского головы Ивана Романцева и внучка другого головы, Григория Сметанина, сообщала, что когда-то у их семьи была дача, которую приобрели у Рахманиновых.

     – Для меня сразу стало очевидным, что речь идет о Бутаковых, поскольку к тому времени Рахманиновы фактически разорились и никакой дачи у них быть не могло,  – поясняет Валерий Васильевич. – И хотя нигде в дальнейшей переписке так и не упоминалось Борисово, я выяснил, что находилось упомянутое имение напротив архиерейской мызы, то есть там, где после войны был деревяницкий Дом ветеранов. Все сходилось!

      Дальнейшие сомнения разрешила архивная справка, согласно которой Сметанин действительно имел имение, которое в документе фигурирует как «Борисово (Ольгино)». Оказывается, будущий голова, женившись в 32-летнем возрасте на  16-летней Ольге Евдокимовой, дал имению имя молодой супруги.

     – Читая про «небольшое имение», я представлял этакий домик в три окошка. Однако по рассказам Елены Булыгиной оказалось, что Борисово было внушительным: господский дом, соединенный с флигелем для работников, множество хозяйственных построек, две конюшни — для рабочих лошадей и выездных. Однако учитывая, что Бутаковы и Рахманиновы были крупными землевладельцами (свыше четырех тысяч десятин земли),  имение казалось им небольшим, – поясняет Валерий Васильевич. – Обслуживали имение немцы-колонисты, которые как раз и проживали по соседству в селе Борисово.

Хранились у Елены Ивановны и фотографии. Но на все уговоры передать их в Новгород она отвечала: «Пока я жива, фотографии будут со мной...». После ее смерти ими владеет дочь, она также отказывается расстаться с ними, поэтому в музее композиторов-земляков лишь фотокопии.

 

Родом из детства

       Уже в эмиграции Сергей Васильевич часто вспоминал время, проведенное в имении у бабушки, где он жил на приволье, окруженный вниманием и лаской. Здесь он научился плавать, да так, что деревенским мальчишкам непросто было с ним сравняться – легко переплывал Волхов туда и обратно.  Нырял тоже лучше сверстников. Здесь же научился управлять лодкой-«душегубкой», получившей зловещее прозвище за опасную для жизни конструкцию.

      Стремление быть лидером компенсировало некий потаенный комплекс: в детстве Рахманинов не выговаривал звуки «р» и «л», за что часто подвергался насмешкам и очень переживал. По воспоминаниям, старшие товарищи по консерватории любили подтрунивать над Сережей, спрашивали: «Что ты ел на завтрак?» – и очень веселились, слыша: «Буйку с ябиновым ваеньем». От дефекта речи он избавился только к подростковому возрасту, а до тех пор завоевывал авторитет, стремясь быть лучшим в мальчишеских забавах. Ведь владение игрой на рояле не было весомым аргументом в глазах деревенских детей.

      …По воспоминаниям друзей, в 1930-е годы, уже живя в Сенаре, Рахманинов уплывал на лодке так далеко, что она превращалась в еле видную черточку, а обратно возвращался вплавь.

       Главное же, чем важно пребывание Рахманинова в Борисове, — есть свидетельства, что именно там его впервые потянуло к сочинительству. Софья Александровна, стремясь похвастать талантами внука, часто просила его сыграть гостям. Сергей охотно выполнял просьбу и играл пьесу, называя имя какого-нибудь известного композитора. Но нашлись среди гостей понимающие в музыке люди, которые раскусили уловку подростка: обладая незаурядными способностями, он выдавал за произведение известного автора собственные импровизации. К сожалению, в то время он еще не записывал их...

Из детства идет у Рахманинова любовь к собакам и лошадям – ее привил отец Василий Аркадьевич, сам очень любивший животных. В Борисове Сергей Васильевич научился управлять повозкой и с удовольствием возил бабушку на службу в Деревяницкий монастырь.

      Оттуда же любовь к блюдам русской кухни, которую хорошо иллюстрирует такой эпизод. Живя в Италии, Рахманиновы имели в служанках местную жительницу, которая безобразно готовила. Рахманинов называл лангеты, приготовленные ею, «кошачья печенка» и с нетерпением ждал, когда из России приедет их постоянная служанка Марина и накормит его русскими щами и жареной картошкой с луком, которые занимали в списке гастрономических пристрастий первое место.

       Потом Мыза “Борисово”  принадлежала Бутаковым, затем она была продана купцу Григорию Сметанину и потому более известна как Сметанинская (до того здесь была Генеральская мыза, потому что бабушка Рахманинова была генеральшей: её супруг был генерал-майором). 32-летний Сметанин женился в 1877 году на 16-летней купеческой дочери Ольге Афанасьевне Евдокимовой; очевидно, в честь горячо любимой жены он и переименовал Борисово в Ольгино. В областном архиве есть справка о переименовании имения.

 

Григорий Сметанин

 

К середине 19 века Новгород - небольшой провинциальный город. А.И. Герцен, отбывавший в нем ссылку, оставил такое описание: «Бедный и лишенный всяких удобств Новгород невыносимо скучен. Это большая казарма, набитая солдатами, и маленькая канцелярия, набитая чиновниками. Нет общественности...». Население города составляло 15 тысяч человек, вдвое меньше, чем 400 лет назад.

Развитие капиталистических отношений мало повлияло на экономику Новгорода. Железная дорога, соединившая Петербург с Москвой, прошла в стороне. Соответственно и промышленные предприятия стали расти в восточной части губернии. В самом же Новгороде к началу первой мировой войны крупнейшими предприятиями были пивоваренный, свечной и судоремонтный заводы.

В конце 19 века город был настолько "глухим", что служил местом ссылки революционеров.

Род Сметаниных идет из Белозерска Новгородской губернии, где в 1844 году и родился Григорий Максимович. В 1847 г. семья переехала в Крестцы. Здесь он закончил Крестецкое уездное училище. Г. Сметанин успешно ведет свои торговые дела и занимается общественной деятельностью. А в Новгороде наш герой поселился после женитьбы на дочери новгородского купца Ольге Афанасьевне. В 1877 году новгородское купечество приняло Г.М. Сметанина в свое сословие.

Здесь начинается активная общественная деятельность Сметанина на благо губернского города. Он был и гласным (по-современному депутатом) городской думы, и членом правлений различных попечительских обществ. Успешно ведя свои торговые дела, умножая свое состояние, он считал своим долгом помогать нуждающимся: перечислял деньги в различные приюты, делал вклады в казну Софийского собора, церковным старостой которого был.

За благотворительность, общественную активность Г.М. Сметанину - купцу 1 гильдии - было присвоено звание почетного гражданина г. Новгорода. В 1893 году Григорий Максимович избирается городским головой.

За шесть лег (до конца своей жизни), которые Григорий Максимович провел на этом посту (следовательно, он избирался на свой пост дважды), Сметанин сумел реализовать свои организаторские способности, энергию, желание улучшить быт горожан. Его стараниями было устроено электрическое освещение в кремле, проведена шоссейная дорога от города до Хутынского монастыря, устроены роддом и городская бесплатная амбулатория, открыты "дом трудолюбия" с дешевой столовой и городской ломбард. Согласитесь, неплохой перечень хороших дел для шести лет.

Кроме того, нельзя не назвать еще два деяния, которые делают ему честь. Одно из них - устройство образцовых боев для скота. Для нас - это привычный мясокомбинат. Но для новгородцев прошлого века это означало санитарный порядок, чистоту, закрытые стоки. Эти бойни можно считать одним из первых предприятий, построенных с учетом охраны окружающей среды с очистными сооружениями.

Еще одно доброе дело Григория  Максимовича - сооружение   в   Новгороде   городского   водопровода, торжественно открытого в 1898 г. На открытии присутствовали члены царской фамилии. И сама идея, и ее осуществление принадлежали городскому голове. Благодаря его хлопотам правительство выделило на строительство 150 тысяч рублей. Кроме того, 50 тысяч рублей выделило военное ведомство, поскольку в городе квартировали многие войсковые части,  тоже нуждающиеся в воде.

Последним свершением Сметанина для Новгорода можно  считать пожертвование земли и 2 тыс. рублей для строительства нового здания женской гимназии.                          

Много еще было планов у городского головы, но пошатнулось здоровье. Григорий Максимович Сметанин скончался 10 января 1900 года в день своего рождения, в день именин и бракосочетания.                                              

Новгород торжественно, с многочисленными почестями проводил в последний путь своего почетного гражданина. Траурная процессия от Софийского собора к Антониеву монастырю растянулась по всей Большой Московской улице. На могиле было сказано много добрых слов. К сожалению, в настоящее время надгробной плиты на кладбище у церкви Рождества Богородицы в Антониевом монастыре не найти. И очень грустно становится и стыдно за нас, за наше беспамятство и варварское отношение к «отеческим гробам».

 Дочь Сметаниных Александра Григорьевна вышла замуж за И. С. Романцева, ставшего, как и ее отец, городским головою. Чета Романцевых унаследовала сметанинское имение Ольгино, и владело им до революции (И. С. Романцев умер чуть раньше, в январе 1917 года). После революции в экспроприированном имении разместили приют для беспризорных, которые устроили там пожар...

Дата последнего обновления страницы 21.01.2020
Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»